Продюсер Глеб Фетисов: Вопросы чести – самые сложные вопросы в мире

Генеральный продюсер компании Fetisoff Illusion Глеб Фетисов дал интервью журналу Top Flight.
Генеральный продюсер компании Fetisoff Illusion Глеб Фетисов

Генеральный продюсер компании Fetisoff Illusion Глеб Фетисов дал интервью журналу Top Flight.

— Репутация, честь, достоинство – ушли ли эти понятия в прошлое под напором современного сумасшедшего темпа?

Уверен, репутация, честь, достоинство – это личностный гудвилл. То, чего на самом деле стоит человек, как предприниматель. Это определяется не длинной яхты или самолета, и не размером личного капитала, а репутацией! Деньги – дело наживное, а репутация – нет! Не всё можно описать законом, многое строится исключительно на доверии. Это и есть репутация. Между прочим, чем выше репутация людей в бизнесе, тем быстрее скорость принятия решений. Это не сбивает с ритма, наоборот, придает дополнительную динамику всему процессу.

— У многих людей взрослению в детстве способствует какое-то событие, после которого происходит своего рода щелчок и они понимают: детство кончилось, прежними они не будут больше никогда.

Надо сказать, у меня было достаточно непростое детство, большим событием был наш переезд вместе с мамой из Электростали. Мы долго жили на съемной квартире: новое место, незнакомый город. Именно тогда я осознал, что я в семье единственный мужчина. Это и был тот самый переломный момент.

— Сегодня, многие люди недооценивают значение образования, по вашему мнению, насколько образование важно в жизни при формировании карьеры, для достижения поставленных задач?

Знание – ключевой ресурс. Не нефть и не газ… Не зря же Объединенные Арабские Эмираты или Норвегия значительную часть доходов от продажи сырья тратят на качественное образование подрастающего поколения. Причем делают это не одно десятилетие… Даже короли и шейхи понимают, что миром правят не они, а инновации. Модель сырьевой экономики себя исчерпала, как и классическая потребительского кредитования. Это более-менее работало в условиях индустриальной эпохи. Сейчас постиндустриальная экономика, и ее основой драйвер – знание. Без качественного, современного образования нам, увы, ничего не светит. Ведь неученье – тьма.

— Во время учебы в МГУ вы жили в общежитие. Скажите, вам не тяжело было совмещать студенческую жизнь и хорошую успеваемость?

Все зависит от собственных целевых установок. Некоторые свято верят, что студенческая жизнь дается только раз, и нужно провести ее весело и прикольно.  Я, возможно, тогда уже чувствовал себя вечным студентом. Знаете, какая была моя студенческая жизнь?  До 10 вечера я попросту не выходил из библиотеки! Я был завидным соседом по комнате, ведь с 8 утра до половины 11 вечера меня вообще не было дома. А соседи у меня были уникальные, талантливые, и, надо отдать им должное, очень любвеобильные. Поэтому они мне были очень признательны за мое усердие в учебе.

— Имея опыт обучения одновременно и в российской, и в американской системах образования, как вы считаете, какой опыт нам следовало бы перенять у них, а им – у нас?

Первое – надо изменить подход к учебе у большинства наших студентов. Многие из них не понимают, как много работают студенты за рубежом. В реальности, в Оксфорде, Кембридже или Лиге плюща, — это огромный труд день и ночь, и я не удивлен, что так много людей по окончании университета (даже до окончания) добиваются огромных успехов в бизнесе. В нашем образовании я бы добавил больше практических навыков, сбалансированности, особенно в фундаментальных науках. На Западе очень много практики, что способствует развитию конкретного мышления, которое легко помогает реализовать идею в бизнесе. Очень важно, с моей точки зрения, популяризировать свободные лекции людей, которые достигли тех или иных успехов. Мой сын сейчас закончил MBA в Стэндфордском университете: курс политики читала Кондолиза Райс, два нобелевских лауреата читали лекции, второй человек после Била Гейтса из Microsoft читал курс по IT технологиям. Судите сами!

— Есть ли разница тогда между подходом к ведению бизнеса в России и за рубежом? Чем отличается отношение к бизнесменам?

Принципиальное отличие – в защищенности бизнеса и его владельцев от наездов государства в лице чиновников и силовиков. В развитых странах нет такого понятия, как правовой беспредел, Там нельзя просто так взять и отобрать бизнес, если он приглянулся кому-то из чиновников, силовиков и связанных с властью конкурентов. В России такое сплошь и рядом. У нас даже само слово «бизнесмен» все больше превращается в бранное. В связи с чем, деловые люди предпочитают называть себя предпринимателями, а не бизнесменами. Раньше такое отношение было к коммерсантам, которых уничижительно звали торгашами.

— Какие советы вы можете дать молодым предпринимателям?

Не бояться собственных бизнес-идей, какими бы безумными они не казались на первый взгляд. Дерзайте, но не дерзите. Есть принцип, что никого никогда нельзя обманывать, то есть абсолютная честность, и поэтому я такое большое значение придаю деловой репутации. И другой очень важный принцип — и в бизнесе, и в жизни, как не имей сто рублей, а имей сто друзей. К сожалению, мы не можем иметь 100 друзей, если одного друга приобретешь – это уже большая удача по жизни. Мне повезло, у меня таких друзей больше, чем один или два. То же самое касается партнеров, но это очень сложно, это большой труд.

— Как ваши увлечения, хобби помогают в делах? Для вас это форма отдыха или возможность пообщаться неформально?

С детства много и охотно занимаюсь спортом: шахматы, парусный спорт, гольф, конное поло. И в спорте, как и в жизни, трудолюбие является главным двигателем. Мой тренер по шахматам говорил, что все гении шахмат – это на 90% труд и только на 10% талант. И гольф эта та игра, которую многие недооценивают, на самом деле она требует исключительного трудолюбия и постоянной тренировки. Кроме очевидной выгоды – укрепления здоровья, хорошей физической формы, тренировки ума, эти виды спорта приносят мне много удовольствия от общения с другими участниками. И по ходу игры, как например, в гольфе, так и после – в теплой дружеской атмосфере.

— Почему вы решили обратить свое внимание на индустрию кино?

Мой интерес к киноиндустрии начался с простого вопроса: «Куда пропали хорошие, добрые фильмы с оригинальными, захватывающими историями?»  Почему Голливуд, а следом за ним и все остальные начали штамповать одни и те же истории, причем не первой свежести? Раньше гранды киноиндустрии никогда не опускались до уровня сиквелов, не говоря уже о триквелах. Это считалось дурным тоном, уделом второразрядных кинокомпаний. Лидеры отрасли делали ставку исключительно на новизну, что должно было потрясти воображение зрителей, заставить их пересматривать фильм с друзьями, семьями. Но в нулевых кинокомпании увлеклись спецэффектами, уверовав, что благодаря спецэффектам и компьютерной графике одну и ту же историю можно пересказать зрителям множество раз без ущерба для бокс-офиса. Сейчас уже и этим в кино мало кого заманишь. Молодежь ходит в кино не ради хорошей истории, а от нечего делать. Те, кто постарше, предпочитает смотреть фильмы по телевизору, чтобы в любой момент переключиться на другой канал. Я по-прежнему считаю, что в основе успешного фильма лежит  потрясающая воображение история, которую хочется переживать, пересматривать не раз, и не два. Это и привело меня в индустрию кино.

 — «Дуэлянт» — очень жесткая история. Смогут ли зрители у нас, на Западе её правильно воспринять?

Эта история мне показалась чрезвычайно близкой по духу. Для меня, как и для главного героя фильма, защита чести и достоинства – не пустой звук. Уже лет двадцать пять я живу в постоянном форс-мажоре. Достаточное количество раз оказывался именно в дуэльных обстоятельствах. Когда предел, и, кажется, нет такого человеческого закона, который разрешил бы конфликт, кроме как дуэльный кодекс. На себе испытывал, что вопросы чести, как и вопросы крови, они самые сложные вопросы в мире. Алексей Мизгирёв примерно так сказал: «Русский дуэльный экстремизм подчеркивает, как высоко у нас было установлено понятие чести – выше жизни». Фильм подчеркивает: всё получится лишь тогда, когда ты силен духом. Поэтому у меня не возникло сомнений, быть или не быть сопродюсером «Дуэлянта». Это мощное и необыкновенное своевременное кино, точно артикулирующее крайне чувствительные нравственные проблемы – в первую очередь для меня самого. Было счастьем участвовать в этом проекте.

— Чем мотивирован ваш интерес как продюсера к новому фильму режиссера Андрея Звягинцева «Нелюбовь»?

Я не хотел бы раньше времени рассказывать о новом фильме Андрея, иначе при выходе на большой экран не останется сюрприза для зрителя. Могу лишь сказать, что Звягинцев верен себе: развод супружеской пары он хочет показать как масштабную катастрофу. Мне очень понравился сценарий, и вообще по душе всё, что Андрей делает в кино. И «Елена», и «Левиафан», и «Изгнание», и, конечно, «Возвращение». Никаких ожиданий коммерческих от этого проекта у меня нет. Это с одной стороны для души, с другой стороны мы понимаем, что, на таких фильмах создается история кинематографа.

— Какие вы видите перспективы для развития российского кино?

А каковы перспективы российского автопрома, если и «Жигули», и Мереседес буду продаваться по одной цене? Несомненно, все будут покупать иномарки. В российском кино такая же проблема: билет на голливудский блокбастер с бюджетом в десятки и даже сотни миллионов долларов стоит столько же сколько на российский фильм, снятый за пару миллионов… В этой ситуации зритель предсказуемо отдает предпочтение более зрелищному фильму иностранного производства. Более того, зачем тратиться на отечественный фильм, если его через месяц, а иногда и через пару недель покажут по телевизору. Бесплатно. Чтобы посмотреть на ТВ дорогой иностранный фильм, приходится ждать и год, и два…  У большинства российских фильмов просто нет шансов собрать хороший бокс-офис и окупить себя в прокате. В частности, по итогам российского проката в 2015 году девять из десяти самых кассовых фильмов – иностранные. Ничего не изменилось и в этом году, хотя общие сборы российского кинопроката продолжают расти. То есть российский рынок кино становится все более привлекательным, емким для представителей киноиндустрии. По итогам 2016 года россияне потратят на просмотр фильмов в кинотеатрах более 50 млрд рублей.  По итогам первого полугодия они уже потратили 29 млрд рублей, и это рекордный показатель для страны. Но львиную долю – 23 млрд рублей зритель отдал за просмотр иностранных кинофильмов. У нас также недостаточно киноэкранов: если в СССР 29 тысяч, то сейчас в России насчитывается около 4-х тысяч. Для сравнения в Китае сейчас 40 тысяч экранов, а в Америке – 32. То есть, когда мы говорим о сборах, мы должны четко понимать, что является основной системой доходов: основной системой доходов является бокс-офис, дальше продажа различных прав: в сети, в каналы, в телевидение, онлайн. Сколько у нас сегодня телеканалов готово закупать кинопродукцию, наверное, 4, может быть 5. Сейчас известно какая на телеканалах сложилась ситуация: рекламы нет, после санкций многие рекламодатели ушли. Необходимо иметь серьезный рекламный бюджет, чтобы закупать контент. У нас же нет проблем в том, чтобы собрать деньги, вложить деньги в какое-то дело. Сейчас вот Башнефть продавали, и сколько желающих всплыло поучаствовать на аукционах — где-то до 6 претендентов нарисовалось. А что-то в кинематограф желающих нет.

— А есть ли у нас конкурентные преимущества перед западным кинорынком?

Наши кинооператоры ничем не уступают своим западным коллегам. Не забывайте о наших талантливых режиссерах. Так вот, например, режиссер уровня Федора Бондарчука в Америке бы стоил несколько миллионов долларов. И это просто, чтобы пригласить его в проект. И бюджет фильма был бы совсем другим. Когда мы называем бюджет нашего фильма «Дуэлянт» американским и европейским специалистам, они открывают рот и просто не могут поверить, что он составляет 10 миллионов евро, потому что там бы он стоил от 40 до 70 миллионов.

— Наше кино сможет ли стать популярным на Западе?

— Здесь начинается другая история, надо понимать менталитет рынка, на который ты собираешься выходить. Сегодня самым успешным жанром в Штатах по принципу эффективности является фильм ужасов, из 10 самых эффективных фильмов 2015 года 7 были фильмами ужасов. У них копеечный бюджет, а относятся к семейному кино: на них ходят папа, мама и дети. Если же говорить о таких фильмах, как «Экипаж», «Дуэлянт», «Сталинград», то здесь каждый родитель задумается, а стоит ли брать с собой ребенка на этот фильм. И вообще есть такое ощущение, что будущее бокс-офиса и будущее посещения кинотеатров – это поход за некой сказкой, некой историей, которая может случиться с тобой. Вы заметили, в последних хитах типа «Игры престолов», «Аватара», «Голодных игр», «Сумерек» нет ни одного известного на момент выхода актера. Почему? Потому что люди не просто хотят видеть сказку и интересную историю, а приключение, которое может произойти с ними. Поскольку у нас основной драйвер – девушки, которые ведут своих молодых людей в кино, они хотят видеть, что такого рода история может произойти с ними, зачастую отнюдь не красавицами, а самыми обыкновенными девочками. И это тоже очень важный фактор. Второй – это язык. В Соединенных Штатах кино в кинотеатрах можно показывать только в оригинале, а для того, чтобы устранить акцент, потребуется примерно 2 – 3 года занятий. Многие из российских актеров просто не выдерживают.

— Какая профессиональная или спортивная область Вам еще интересна?

Не знаю. Но нам еще студентам внушили, что каждый нормальный человек раз в пять лет должен менять стезю. Если это ученый – менять научную тему. Если просто разносторонний человек — сферу своей специализации и профессиональной деятельности». Это вполне нормально.

— Откуда вы черпаете свое вдохновение?

В общении с теми людьми, которых я люблю, в первую очередь членами моей семьи, а также которые мне приятны и интересны. К примеру, было бы интересно поболтать с Уорреном Баффетом, Стивеном Спилбергом, Биллом Гейтсом. Из более молодого поколения – Цукербергом.

— Ваш ТОП-3 мест, где необходимо побывать.

В России — Санкт-Петербург, Сочи. Хорошо, что там не потратили все на дороги, а построили горнолыжный курорт мирового класса  (улыбается). Из экзотики – Индия, особенно, Тадж-Махал, еще ЮАР и Новая Зеландия.

Беседовал управляющий партнер Клуба «Бизнес Авиация» Андрей КАЛИНИН 

Фото Алексея Багманяна