«Нелюбовь» Звягинцева: что осталось за кадром картины

Глеб Фетисов и Андрей Звягинцев (фото: Геннадий Авраменко)

 

Фильм «Нелюбовь» Андрея Звягинцева на недавно завершившемся 70-м Каннском кинофестивале получил приз жюри. Картина создана без помощи государства. Ее производство стало возможным благодаря участию бизнесмена и продюсера, главы кинокомпании «Фетисов Иллюзион» Глеба Фетисова.

Поскольку министр культуры Владимир Мединский, по словам продюсера картины Александра Роднянского, до сих пор отзывается о предыдущей картине Андрея Звягинцева «Левиафан» так часто и «тепло», то ему не хотели в очередной раз доставлять неприятности. «Партнерство с нашим сопродюсером Глебом Фетисовым позволило структурировать картину европейского типа, без господдержки. Это, в свою очередь, дало Андрею возможность сделать тот фильм, который он хотел».

Мы поговорили с Глебом Фетисовым о его участии в этом проекте.

— Вы ведь не были на Каннском кинофестивале?

— Нет, но следил за происходящим, в том числе и по публикациям в вашей газете.

— Вы относительно новый игрок в кинематографе. Почему решили участвовать в этом проекте?

— Я действительно всего несколько лет занимаюсь кино, и «Нелюбовь» — мой первый опыт сотрудничества с Александром Роднянским, хотя мы знакомы больше двадцати лет, правда, по другой сфере. Наше сотрудничество началось именно с фильма «Нелюбовь». Потом уже мы стали вместе работать на картине «Дуэлянт» Алексея Мизгирева. Меня пригласил на проект Александр Роднянский, и я подключился к нему, когда синопсис превратился в сценарий. Я его прочитал, и он меня потряс. Александр устроил мне встречу с Андреем Звягинцевым, на которой я испытал шок во второй раз. У Андрея есть черта, которую я пока не встречал ни у одного российского кинорежиссера. Мне как человеку бизнеса она очень симпатична. Он необыкновенно четкий и ответственный человек. Все, что он говорит, выполняет до мельчайших деталей. Отклонение возможно только в одном случае — если вмешается стихийное событие. Режиссеров с таким деловым подходом я еще не встречал.

— А с чисто художественной точки зрения что вас привлекло в этом проекте?

— Я не согласен, что «Нелюбовь» — авторское кино. Мне кажется, что каждый фильм Андрея — это большое кино для широкого зрителя. Хотя нужно привстать, чтобы оказаться с ним на одной высоте. Фильмы Звягинцева — тот единственный случай, когда я как продюсер готов войти в проект, не спрашивая, что это за кино. Достаточно знать, что снимает его Звягинцев. Я абсолютно доверяю этому режиссеру и его команде и благодарен продюсерам Александру Роднянскому и Сергею Мелькумову, всей съемочной группе за то, что на красных «дорожках далеких планет останутся наши следы». Недавно я стал попечителем литературной премии «Русский Букер». Я согласен с тем, что отмирание русского литературного языка закончится гибелью нации. Свое попечительство рассматриваю как участие в спасении Отечества. Мое сотрудничество в «Нелюбви» — тоже участие в чрезвычайной ситуации. Популярная культура часто стоит поперек великой русской литературы и большого отечественного кино. Надеюсь эту ущербную конструкцию хотя бы отчасти изменить, противостоять «быдло-кино», которое якобы только и способно собрать кассу. Нашу киноиндустрию монополизировали продюсеры, которые, не умея делать хорошее кино, навязывают зрителю эстетику, которая не может воспроизвести что-то большее, чем «Камеди клаб» и «Дом-2».

Светлана Хохрякова

Источник: www.mk.ru